Организация экспедиции

Что ни говори, а увлекательно вести диалог с природой, точнее, даже не диалог (наше мнение ей до фонаря), а услышать и верно трактовать те намеки, которые доступны человеческому глазу. Мы, жители европейской части России, наблюдали в этом году крайне раннюю весну, очередной раз названную аномальной. Хотя, справедливости ради, за семь лет существования нашей экспедиции, каждую весну, так или иначе, синоптики считают аномальной, ну а мы им верим, ведь они академии заканчивали, и в институтах штаны просиживают, а мы крайне далеки от природы, сами наблюдать за ней разучились, нам теперь нужны переводчики.

Так, наслушавшись специалистов, изучив долгосрочные прогнозы погоды, к финальной прокатке маршрута экспедиции «Волок» я приступил с полным ощущением того, что снега нам не видать и полноценного путешествия «из зимы в лето» в этом году у нас не выйдет. Когда мой Land Rover Defender в светлый праздник 1 апреля покидал Первопрестольную на шинах Simex Jungle Trekker, природа, как мне кажется, хохотала в голос.

Вы никогда не задумывались, почему граница «Русского Севера» проходит через Вологду? Вроде бы не сильно северный город, климат от московского отличим нюансами, как и природа. Но факт остается фактом. Весна по северной обочине трассы Вологда Вытегра всегда наступает позже, нежели по обочине южной.

Стоило мне после Вологды уйти от трассы М8 северо-западнее, через город Сокол на Ерцево и Коношу, к местам будущей боевой славы «Волока», как из солнечного и теплого апреля я попал в промозглое начало марта! Снегопады, гололед, и море снега в лесу Еще час назад романтически настроенные девушки собирали вдоль дороги букеты первоцветов, а здесь царство Снегурки и ее бородатого деда.

В результате раннего потепления в центральных областях крупные северные реки вскрылись почти на месяц раньше и понесли свои воды к Белому морю. Обычно до конца апреля, так или иначе, но еще можно рассчитывать на ледовые переправы, скажем, через Северную Двину или через Онегу, но нынче все не так. Мостов же через эти великие русские реки, можно сказать, нет Через Двину, один в Архангельске, а другой страшно сказать, в Котласе, а это шесть сотен километров по трассе! С Онегой еще хуже в нижнем ее течении, на севере, капитальных мостов нет вообще, первый находится в Североонежске. Так что весной, перед ледоходом и некоторое время после, огромные архипелаги суши полностью отрезаны от материка, и тяжелая транспортная доступность, с одной стороны, консервирует эти края от пришлых людей, сохраняя памятники деревянного зодчества от оголтелого туризма, но с другой делает жизнь «островитян» невыносимой, и народ тянется за лучшей жизнью к городам, оставляя старинные деревни, на глазах превращающиеся в урочища, зарастающие со временем сорным лесом

За годы организации экспедиции даже по собственным фотографиям можно проследить динамику увядания Русского Севера.

Но нас в этом сезоне интересовал совсем другой «остров» лесной архипелаг между трассой М8 и дорогой Каргополь Плесецк Онега, на долгие годы ставший зоной отчуждения не столько благодаря «секретному» космодрому, сколько Мехреньлагу, подразделению ГУЛАГа, получившему имя по названию реки Мехреньги. Сообщение между зонами осуществлялось по железным дорогам, автомобильного сообщения не было. С развалом СССР совпало почти полное истощение лесного фонда, и лагерные поселки начали вымирать один за другим, а железные дороги разворовываться и сдаваться на чермет бывшими сидельцами, осевшими в Плесецке и окрестных лесах. Мне даже довелось познакомиться с одним таким персонажем, Федором, который, если можно так сказать, основал коммуну зэков на основе бывшего поселка Салтозеро. Человек, не блещущий радушием и гостеприимством, не пускающий в свое логово.

Мягко говоря, не слишком радующий глаз барак, портящий вид из окна, местные жители «облицевали» мозаикой из отслуживших свое рекламных баннеров туристов, жгущий и без того дряхлые мосты и разбивающий своим 31/1Л-131 броды, чтобы свести на нет и без того скудный трафик по старым дорогам.

 

Сейчас здесь не осталось жилых сел или поселков, со стороны Плесецка крайний населенный пункт Пуксозеро, а с востока деревня Уколок, от которой вполне сносная дорога выводит к Шенкурску. Существуют и другие варианты, но все они без исключения рассчитаны только на подготовленные внедорожники.

В былые времена здешние леса были более населенными, но назвать их обжитыми язык все же не поворачивается. Так называемый Мехренгский стан, состоящий из 41 села, до появления ведомственных железных дорог имел связь с внешним миром не только по рекам, но и сухопутными дорогами, заросшим и ушедшим в болота благодаря многолетнему режиму. Таким образом, и без того надежно скрытый от посторонних глаз непроходимыми болотами и трущобами край Руси на сегодняшний день является в буквальном смысле этого слова заповедником без охраны, куда вхожи лишь браконьеры и редкие путешественники.

 

Удивительно стойкие люди!

За три недели до старта экспедиции я попытался пройти вышеуказанный путь на Defender 90, обутом в 34-й Simex. Снега было еще так много, что битва могла затянуться на неделю, так что после суточной битвы с тем, что через неделю само растает, было принято решение оставить тропу нехоженой, тем более что она, по сути, одна. На всякий случай я отловил в лесах подготовленный УАЗик с местными охотниками, и они подтвердили реальность наших планов и даже нарисовали карту местности, разъяснили, где какие броды через Мехреньгу существуют, и какой из них оптимальный.

Спустя три недели, уже в двадцатых числах апреля, несмотря на «аномально раннюю весну», снега в лесах было по пояс, и экспедиция «Волок» в полном составе за ходовой день смогла только пробиться к броду. Почему так медленно? Снег, снег, снег Вот вам и ранняя весна! Льда из-за «аномальности» на реке нет уже давно, а вот уровень воды оказался выше ватерлинии, хотя половодье еще не началось. Коллективным решением посчитали разумным не топить скопом все машины в самом начале трехнедельной экспедиции.

К тому моменту я сменил автомобиль-разведчик LR Defender 90 на автомобиль-перехватчик, стандартный Mitsubishi Pajero Sport, и ждал выхода экспедиции со стороны Плесецка. Но путешественники как в воду канули Как назло, ни у кого не оказалось спутникового телефона. Перезнакомился со всеми властями и администрациями, владельцами вездеходной техники, и уже чуть было не дал отмашку разворачивать спасательную экспедицию, как к вечеру второго дня появилась группа 110-х Defender и прояснила ситуацию.

Еще сутки на возвращение назад и плюс половина дня на вызволение из лесного плена Jeep Grand Cherokee, который мало того что был самым низким в нашей компании, так еще и всю дорогу боролся с разбортированием колес и «выплевыванием» сосков из железных дисков. Необычный брак обнаружил себя в самом неподходящем месте. Когда плеваться стало уже нечем, пришлось возвращаться на материк, запасаться пригоршней запасных ниппелей и ехать за Cherokee. По выходу на асфальт у янки отправились к праотцам передние ШРУСы и электрика, экипаж эвакуировался в Питер, дома починился и вернулся в состав экспедиции в Азове. Второй пострадавший экипаж, Mercedes G500, порвав полуось, легко скатался в Москву на ремонт и также вскоре вновь влился в состав «Волока». Удивительно стойкие люди!

Первый этап, таким образом, был сорван по всем мыслимым и немыслимым срокам, и оставалось лишь дотянуть до дневки в Вологде и зализывать раны. Такого на «Волоке» еще не было! А стоило только вовремя сказать себе «стоп» и развернуться Но в начале проекта, когда еще кровь

кипит в жилах и хочется острых ощущений, рассудок редко берет верх над азартом, и экстрим переходит в следующую стадию.

Падеж техники, отъезды на ремонт и счастливые возвращения продолжились и на втором этапе. Так, на участке от Вологды до Пошехонья Nissan NP300 налетел на бревно, затонувшее в бескрайней луже, оторвал себе шаровую, ШРУС и пробил вдобавок поддон картера двигателя! Эвакуацию пришлось проводить трактором методом частичной погрузки. В Москве не оказалось запчастей на столь, как оказалось, экзотический автомобиль, но желание и воля хозяина свернули горы, и в том же Азове состав экспедиционеров восстановился в численности.

 

Не оставляя мостов

«Волок 2014», как вы уже заметили, оказался далеко не простым с точки зрения off-road, и не сказать чтобы сильно насыщенным достопримечательностями, хотя и в нынешнем сезоне были свои историко-этнографические жемчужины. Особенно хочется отметить Ивановскую область, в которой концентрация точек культурной навигации была наивысшей. Если вы до сих пор не побывали в Кинешме, Вичуге или в Лухе, то обязательно съездите туда на выходные, не спеша побродите по улочкам городов, подивитесь тому, как прекрасны могут быть промышленные города, как хозяева заводов относились в былые времена к эстетике зданий. Нам, живущим в XXI веке, есть чему поучиться у прадедов из XIX! Только очень прошу, не пытайтесь выбраться на трассу М7 через Южу на Вязники: там «ивановские» перекопали несколько дамб экскаватором, чтобы «владимирские» не воровали лес и не проказничали. Мы в этом месте прошли хитрым способом. Первый ров успешно засыпали, через второй построили мост, но бревна после прохода колонны зацепили за машинами и перетащили на третий ров, дабы не пилить деревья почем зря и не вмешиваться в межобластной конфликт.

С выходом в лесостепную зону экспедиция заметно подняла темп и маршем вошла в Азов, на очередную дневку. Третий этап посвящен казаческим станицам, стоящим вдоль Азово-Моздокской военной линии, и станицам Войска Донского.

В центре белого сопротивления

Станица Старочеркасская и нынешний город Новочеркасск достойны отдельного неспешного посещения. Все предыдущие годы мы незаслуженно обходили их стороной, а в этот раз отвели целый день исследованиям окрестностей и погружению в историю. Я всегда знал, что казачество во все времена было «само себе на уме», но для меня было удивительным, что Новочеркасск как стал центром белого сопротивления после революции, так, по сути, и оставался таковым все советские годы. Из темных же сторон истории стоит упомянуть создание в Новочеркасске так называемого «Казачьего стана» военного формирования на стороне вермахта, численность которого к концу войны составляла около 40 тысяч бойцов.

Также стоит почитать биографию Я.П. Бакланова, жизнь и подвиги которого намертво связаны с Новочеркасском. Бакланов наравне с Ермоловым сильно отличился во время завоевания Кавказа и наряду со всеми заслугами перед Отечеством прославился как крайне жестокий человек, руководивший карательными отрядами против горцев. Благодаря этой преступной военной стратегии мы имеем многолетние проблемы в регионе, массовое ополчение населения против власти и отсутствие уважения к российской армии и власти, ведь выжигание аулов с женщинами, стариками и детьми демонстрация бессилия перед горцами.

Кавказский этап

Любимейший этап многих постоянных участников «Волока» кавказский, прошел по Чечне, Дагестану, Ингушетии, Северной Осетии и Краснодарскому краю. Мы прошли по местам «боевой славы» Я.П. Бакланова и его оппонента, имама Шамиля. Побывали в Ведено и Даргоаулах, бывших в разное время столицами имамата во время Кавказской войны. Много общались с чеченцами, приглашались на чай и каждый раз, так или иначе, понимали, что слова Александра Невского «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет. На том стоит и стоять будет Русская земля» столь же справедливы и к освободительной борьбе дагестанских народов и чеченцев против российских имперских амбиций. Только на Чудском озере Россия сопротивлялась натиску крестоносцев, а в случае Кавказской войны имам Шамиль и его наибы противостояли славянам.

Конечно, я упрощаю историю, и не все было так просто в те годы, но хочется представить ее не так однобоко, как нам диктуют учебники истории, недаром же абрек Зелимхан стал национальным героем, а в советское время был даже снят художественный фильм о нем. И имам Шамиль не был казнен и как-либо серьезно репрессирован за 25-летнее активное сопротивление и тысячи погубленных жизней, император Александр II не считал Шамиля преступником. Многим ли пленникам дают возможность на закате лет спокойно уехать из России паломником в Мекку, дожить там свой век и быть похороненным в Медине (Саудовская Аравия)? Аналогичных примеров на память не приходит.

Из Дарго через село Беной мы ушли по малозаметной горной дороге в облака, петляя по альпийским лугам, перевалили через Андийский хребет и тем самым пересекли границу Дагестана. В селении Гагатли, жители которого говорят на верхнеандийском наречии андийского языка, нашу группу уже ждали с свежим хинкалом и не хотели отпускать ни за что на свете. В 1999 году гагатлинцы не пустили через свое село боевиков из Чечни, за что получили серию авиаударов по мирному селу вместо помощи от отступивших российских войск. А в соседнем селе Анди в 1858 году скончался от туберкулеза самый «известный» сын имама Шамиля, Джамалуддин, отданный аманатом в десятилетнем возрасте во время легендарной осады аула Ахульго и выросший в России. Через Анди мы вновь вернулись в Чечню и завершили тем самым высокогорное кольцо, отправившись в Северную Осетию готовиться к штурму морены ледника Колка, стершего с лица земли большую часть села Кармадон и съемочную группу Сергея Бодрова в 2002 году.

Однако пересечению Кармадонского ущелья, намеченному как первопрохождение «Волока» 2014 года (каждый год мы стараемся где-нибудь пройти или побывать первыми), помешала «нелетная погода»: с самого утра шел дождь, сделавший склоны очень скользкими и повысивший уровень воды в реке до критического уровня. Придется вернуться сюда летом с отдельным спецпроектом!

 

Прорыв к морю

Последний день «Волока» традиционно достаточно жесткий в плане бездорожья, с ним связано несколько весьма драматических эпизодов в прошлые годы, когда люди, прошедшие трехнедельную экспедицию, топили машины или ломали их в десяти километрах от цели!

Переход через совсем уже невысокий Главный Кавказский хребет в районе Геленджика и Новороссийска страшен бродами и тяжелой глиной, и ведь не привыкнешь: каждый год мы изобретаем новый вариант выхода на одну и ту же финишную точку проекта!

«Слабаки», типа меня, без лебедок прошли треть финального маршрута и ушли на Геленджик, так и не увидев море с высоты птичьего полета. «Середнячки», осилившие скользкий каменный подъем, были вознаграждены фантастической панорамой, но также решили не проходить спецучасток до конца.

Настоящих бойцов же осталось два экипажа: короткий Mitsubishi Pajero II и Dodge Ram Power Wagon. Ha Ram показывали пальцем все, и никто не понимал, как ему удалось преодолеть столь тяжелый маршрут.

Я не знаю, где еще так ощутим День Победы и единение джиперов всей страны, как над городом-героем Новороссийском! Горы буквально кишат «Нивами», уазиками, квадриками и самой разнообразной полноприводной техникой, катающейся в рамках вахты памяти. Конечно, многие даже не задумываются о происходящем, но ощущение праздника очень яркое.

Фантастический вид на Черное море и Новороссийск, открывающийся с хребта, достойная иллюстрация финиша трехнедельной экспедиции, не говоря уже про праздничный салют, уже седьмой по счету! Не знаю, как можно отказаться от этого зрелища! Стоя на вершине горы, обдуваемый всеми ветрами, я вновь думал, какой он будет, следующий «Волок», уже восьмого созыва?.. Уверен, что другим и очень интересным.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Мы в социальных сетях